Форум православного портала КЕЛИЯ


80068 Сообщений в 8376 Темах, 1082 зарегистрированных посетителей, 35 посетителей сейчас (0 зарегистрированных, 35 гостей)
Рекорд посещаемости форума: 314 пользователей и гостей в 21:46 13.02.11
Самая популярная тема по количеству ответов: Христос среди нас (525)
Самая популярная тема по количеству просмотров: Христос среди нас (403617)

 

ФОТОГАЛЕРЕЯ
пользователей
форума

(тестовая версия)

О молитве. (ДУШЕСПАСИТЕЛЬНОЕ ЧТЕНИЕ)

отправлено Таня(R) Почта, 22.08.2018, 01:43

ИСИХАЗМ (СЛОВО -22)
ДУХ ЖИВОТВОРИТ
Избавиться от выхолощенности в молитвословии, изгнать из молитвы формализм — этому учит скорбь тяжелых жизненных испытаний. Никакой сухости не остается в душе, когда к молитве побуждает страдание. Этот безжалостный наставник невольно заставляет преодолеть равнодушие, и молитвенный крик сам собой вырывается из сердечной раны. Праведники, познавшие исповеднический путь в эпоху гонений, ценой своей жизни, жизни родных и близких выстрадали понимание того, что такое молиться сердцем. Души, прошедшие земные мытарства, устоявшие и не сломленные, обрели молитвенный дар не через правила и упражнения. Каждое дошедшее до нас слово этих людей, каким бы оно ни казалось простым, несет в себе живительную силу Духа, дает нам образ живого богообщения.
Среди духовного наследия, оставленного нам новомучениками, сохранились письма святого исповедника веры протоиерея Романа Медведева (1874-1937) духовного чада Иоанна Кронштадтского, любимого и почитавшегося москвичами пастыря. Надо бы с чуткостью и благоговением вникнуть в эти слова, написанные в лагерном заключении. В них сокрыт опыт мученика, не сломленного в тюремных застенках. Это опыт души, в земном аду отстоявшей свою веру, выжившей вопреки очевидности и не утратившей теплоту сердечной молитвы в условиях, намеренно созданных для истребления всего человеческого в людях. Когда христианин сохраняет святыню молитвы, тогда и молитва хранит его душу, уберегая от уныния, малодушия, страха. Из заключения отец Роман вышел смертельно больным. Умирая, он признавался: «Иисусова молитва по милости Божией всегда со мною непрестанно».
Из недр Соловецкого концлагеря дошли до нас строки, доказывающие, что крестный путь ведет к свету — к преображению и спасению:
«Да будет Имя Господне благословенно, потому что самые тяжкие здешние условия несравнимы с ужасными муками ада... Кругом мрачно, но на душе у меня светло. Кругом шумно, а в сердце у меня тихо, ибо где бы ни был я, в каких бы обстоятельствах ни находился, со мной мой Единственный Сладчайший Христос... Ведь Бога нигде, никто и никакими условиями не может отнять от меня. А если Он со мною, что для меня все внешние тягости?! Что моя нищета и бессилие? Когда в Нем бесконечное море силы и богатства. Он — мое бытие, Он — моя жизнь и сознание. В Нем я все нахожу, до всех достигаю, всем владею... Источник всякой жизни ведь всегда с нами и около нас, значит и нечего страшиться и беспокоиться. Он с нами и в здоровье, и в болезни, и в жизни, и в смерти...
Должны мы жить так, чтобы каждый новый день считать последним в своей жизни (ожидая смерти) или же первым (в движении к совершенству)... Мы здесь, в этой жизни, странники, а посему не надо огорчаться временными трудностями пути. Идти все равно надо, а отечество наше — на небесах. Не огорчаюсь и тем, что приходится жить не по своей воле, а так, как здесь приказывают, потому что и по вере моей отречение от своей воли есть первое условие для движения к совершенству... Кругом скорби и скорби, как много теперь требуется мужества, терпения и особенно веры, но, что бы ни было, нам не следует унывать и падать духом. Все идет так, как этому должно быть; не по нашей воле — значит так, как надо... Раз так происходит, значит так и нужно, и все происходящее есть самое лучшее для меня в настоящее время. А посему какие-либо колебания, недоумения, огорчения неуместны. Ведь весь секрет жизни в том, чтобы все совершалось не по моей мелкой воле и не по моему жалкому умишку. Единая Премудрая и Благая Воля должна царить во всем, а наше дело не мешать ей осуществляться и в нас, и через нас…
Я как-то особенно ярко ощутил, что всякие обстоятельства в жизни — и происшествия, и испытания, и неожиданности — дело второстепенное. Основа — это постоянная связь с Единым и Вечным. Есть она, тогда все происходящее, хотя бы и самое тяжелое, можно переносить равнодушно или, вернее, покойно. Главное-то ведь имеется, а все прочее — преходящее. В Главном же и Едином, как в Полноте, все есть, и все в Нем, а посему никакие утраты этой жизни не страшны... Основное... оно прочно и не может поколебаться. Вечное — нерушимо. Только бы научиться все более и более глубоко входить в него. Какая мудрость — уметь отходить от своего “я” и опираться на “Я” Великое, Единое. Всем этого желаю, особенно в эти дни. Что бы ни было, а вечность за нами и в этой жизни, и в будущей... Я жив, ощущаю жизнь, и этого довольно с меня. Если центр жизни своей постоянно переносишь внутренне в этот Вечный Единый Центр, то не будет обстоятельств, когда можно будет ощущать себя плохо. Вездесущий и Всепроникающий никогда нас не оставляет и оставить не может ни в каких обстоятельствах и ни в каких переживаниях. Если об этом не забывать никогда, тогда наше счастье на земле обеспечено даже в тяжких болезнях и в самой смерти» .
В наше время становится доступным многое из драгоценного духовного наследия наших ближайших предков. Сегодня мы читаем, словно нам адресованные, письма, посланные из заключения священномучеником Иоанном Стеблином-Каменским (1887-1930). Петербургский протоиерей пишет в 1920-е годы из заточения своим духовным детям о важности навыка в Иисусовой молитве. Он обращается не к подвижникам, не к монахам, а к самым простым мирянам. К тем, для кого во время всеобщей революционной катастрофы, когда обрушились все устои нормальной жизни, всего дороже по-прежнему оставалось Имя Христа. Ужас происходящего сковывает душу, сжимает неискушенные сердца, страх и скорбь иссушают молитву. Нет ни покоя, ни мира, в окружающем мятеже не удается собрать внимание, сосредоточиться на молитве. Но священник призывает своих чад не никнуть духом, увещевает ни в каких обстоятельствах не смущаться сухостью молитвы, оцепенелостью души. Далеко не сразу молитва проникает вглубь. Преодоление внутренней окаменелости и презрение к внешней буре — это и есть труднический подвиг для начинающих молитвенную жизнь:
«Иисусова молитва возрастила дух многих подвижников благочестия. Повторяйте ее непрестанно, хотя бы с холодной душой; Сам Господь согреет ее за постоянство вашего к Нему стремления. Ищите Господа всем сердцем, и Он откроется вам радостно и светло. Ищите Господа, ведь Он недалеко от каждого из нас»
В тяжелые послевоенные годы, среди лишений и нестроений отец Тихон Пеллих (1895 -1983) сосредотачивает свою пастырскую заботу на главном — дать людям начальные наставления к овладению молитвой:
«Каждое слово имеет свою силу, в этом его духовность. Слова молитвы действуют на наши чувства и заставляют нас то каяться в грехах, то благодарить Бога, то славословить Его. Произносить имена святых следует с теплотой сердечной. Молясь так, мы, по словам апостола, Духом Святым молимся. Молитва в духе и истине сильна рассеять мрак страстей: каждое слово, от сердца сказанное на молитве, Господь слышит и исполняет. Усердная молитва смягчает и умиляет всякое холодное сердце. Молитвенное умиление учит любить Бога и исправляет человека. В характере каждого из нас есть недостатки, но за сердечность молитвы Господь изменяет нас Своей благодатной силой. Не повторение молитвы Иисусовой голосом дает результат, а молитва как излияние сокрушенного сердца, — тогда она скоро вызовет умиление, согревание сердца, а уже за этим последуют и легкость делания молитвы, и прочие дары благодати» .
«Теперь уж какая молитва», — вздыхал отец Иоанн (Крестьянкин), когда заходил разговор о молитве. В памяти старца воскресали годы заключения: «Молитве лучше всего учит суровая жизнь. Вот в заключении у меня была истинная молитва, и это потому, что каждый день был на краю гибели. Повторить теперь, во дни благоденствия, такую молитву невозможно. Хотя опыт молитвы и живой веры, приобретенный там, сохраняется на всю жизнь».
Но какой ценой обретался он и в каких условиях... Часто занятия молитвой прямо преследовались. Отец Иоанн вспоминал, как во время получасовых прогулок в колодце двора Бутырской тюрьмы с вышки через громкоговоритель звучали предупреждения: «Заключенный номер... гуляйте без задумчивости». Как же дороги должны быть наставления, выстраданные через такой опыт и оставленные нам в наследие:
«Дело не в количестве молитвы, дело в живом обращении к Живому Богу. Вера в то, что Господь к тебе ближе, чем кто-либо из самых близких, что Он слышит не шелест уст твоих, но слышит молитвенное биение твоего сердца и чем оно наполнено в момент твоего обращения к Нему... За всех должно болеть твое сердце». Иначе все сведется к заботам о материальном, да еще и излишнем... «А ведь ныне в основном только об этом и думают, духом же Божиим живут единицы даже и в Церкви, даже и те, кто служат у престола, даже и монашествующие» - читаем мы в письмах Иоанна Крестьянкина. (продолжение следует)

---
Мой электронный адрес:
shelgova собачка яндекс точка ру


Все сообщения в этой теме:

Яндекс цитирования

Дорогие братия и сестры!
Просим ваших святых молитв за рабов Божиих, благодаря чьим безвозмездным усилиям существует и развивается наша КЕЛИЯ:
Александр, Роман, Александр, Наталия, Лев
Спаси Господи!

Проект основан 19 мая 2006 года