Форум православного портала КЕЛИЯ


81556 Сообщений в 8461 Темах, 1083 зарегистрированных посетителей, 76 посетителей сейчас (0 зарегистрированных, 76 гостей)
Рекорд посещаемости форума: 314 пользователей и гостей в 21:46 13.02.11
Самая популярная тема по количеству ответов: Христос среди нас (525)
Самая популярная тема по количеству просмотров: Христос среди нас (384307)

 

ФОТОГАЛЕРЕЯ
пользователей
форума

(тестовая версия)

Это она!!!! (Общий)

отправлено Таня(R) Почта, 03.03.2018, 20:40
(редактировано Таня в 03.03.2018, 20:53)

» Таня!!!!:choir:
» Это то , что я искала!!! Рассказы про Варвару!!! Охох!! Спасибо тебе!!!
» Огромное, ну просто очень большое :)
» Вот, как?! невероятно!

Сашенька))))Ну так как-то мне сразу подумалось, что под твое описание подходят рассказы про Варвару))),но дело в том, что по поиску я их в Келии не нашла и подумала, что , видимо, ты все-таки о чем-то другом))), так что предложила их в качестве альтернативы )))
Христос среди нас!

Да, и, кстати-Мария Сараджишвили на фейсбуке публикует для друзей много нового и интересного, "на критику", так что стучись к ней в друзья)), не пожалеешь!
:-)

Тогда тем более продолжим про Варвару:

Маляр Вова

После Пасхи Елена затеяла делать в своей хибарке ремонт, чтоб хоть как-то удалить кровь на стенках — недобрую память, оставшуюся от нападения грабителей в 1998 году, когда лишь чудом не убили всю их семью. Гоча привел мастера — хронического безработного Вову, щуплого маляра тридцати лет. Варвара с Ликой поглядели на его неторопливые пируэты с кистями, вывели Елену во двор и загалдели в унисон:
— Гоча что, зря в тюрьме сидел? Не научился в людях разбираться? Для чего вам этот алкаш?
— Да он у вас деньги выманит, и все — ку-ку, Джузеппе! — ярилась Лика. — Какой из него маляр? Как Айвазовский задумчиво краску кладет!
— Девочки, перекреститесь, ну, опять вы с осуждением! — возмутилась хозяйка. — Господь никого на мою гору просто так не приводит. Либо для моей духовной пользы, либо для пользы людей. А деньги не мои. Это Господь мне их на время дает. И если Вове они нужнее, значит, так надо. Дело ведь не в ремонте. Вдруг гонения на православных будут? Время-то тревожное. Может, мы гонение будем здесь пережидать? Заберем сюда, на гору нашего дорогого батюшку, а священнику в келье чистота нужна. Здесь будет женская келья будет, там, подальше — мужская: для Семена, Гочи, Вовы и еще кого Бог пошлет. Нет, какие же вы маловерные!
Время, непредвзятый судья, доказало относительную правоту обеих сторон. Ремонт одной комнаты затянулся на год, обошелся хозяйке весьма кучеряво, а из-за «высокого качества», как утверждал Вова, не продержался и двух лет. Зато Вова за это время дошел до церкви, с интересом прослушал службу, допытываясь у Елены:
— Это что там играет за воротами (в алтаре)? Магнитофон?
Елена пояснила, что это «живой эфир».
— Круто! — восхитился Вова.
На том его хождение в церковь и закончилось. Вскоре он благополучно запил и исчез с горы в неизвестном направлении. Елена продолжала упорно поминать его на утреннем правиле, поясняя скептикам:
— Авось одумается. У него душа добрая. Сына он мне чем-то напомнил.


Елена в больнице



Однажды Варвара в споре так перегнула палку, что долготерпению Елены пришел конец. И в один прекрасный день Элисо поставила Лику с Варварой перед фактом:
— Нет вам благословения ходить к Елене. Но она просит, чтобы вы почаще ходили в церковь и исповедовались.
Для обеих, что называется, «треснул мир напополам». Кинулись с расспросами, но Элисо отвечала загадками:
— Раз вы сами не понимаете, тем хуже для вас. Никакого желания исправиться у вас нет, только искушаете всех.
Пошли со своими недоумениями к духовнику, но выяснилось, что он никому подобных благословений не давал. Бес гордыни был тут как тут и давай нашептывать: «Вы для Елены тельняшки рвали, а вас взяла и кинула!» Само собой, обе кукушки смертельно обиделись. Лика стала утешать Варвару, доставая трясущейся рукой сигарету:
— Да наплюй ты. Они же фанатики!
— Как наплевать? — растерянно спрашивала Варвара. — Елена мне как духовная мать. Кому тогда верить?
В общем, переживали они так сильно, что Нино, не выдержав, отправилась к Елене восстанавливать мир:
— Да как же так? Разве можно в людях любовь убивать? Ну, не святые они, конечно. Такие же грешные, как и мы. Но мы должны быть все вместе!
Мир кое-как был восстановлен. Попросили друг у друга прощенья, но прежняя радость общения куда-то исчезла. Что-то сломалось. Осталась только дипломатическая вежливость при встречах.
Прошло время.
Широко распахнутые глаза Нино смотрят с испугом на Варвару:
— Елена в больнице! Элисо только что звонила! Совсем плоха!
— ?!
— Несколько дней ничего не ела, постоянная тошнота. Глаз вылез из орбиты. Гоча, как узнал, помчался за отцом Лаврентием. Взял его из церкви, быстро в машину и — к Елене домой. Потом прямо в больницу повезли.
— Да что с ней?
— Опухоль в мозге. Нужна срочная операция. Это все от неподъемных тяжестей. Доконала себя, несчастная.
На больничной замызганной койке безо всякого намека на белье лежала исхудавшая Елена с багрово-красным лицом. Неестественно огромный левый глаз был закрыт. Правый с трудом раскрылся — взглянуть, кто пришел. К Варваре потянулась слабая рука, которая тут же упала:
— Умираю я, родная. Прости меня Христа ради… Сообщите всем нашим. Попрощаться хочу.
Рядом всхлипывала Элисо. Снаружи, у дверей палаты собрались все остальные, потрясенные случившимся. Рассматривали томографический снимок, на котором было видно небольшое, 3 на 4 сантиметра, затемнение — опухоль, давящая на глаз. Обсуждали вытекающий отсюда расклад. Срочная трепанация стоит около 2000 долларов. Каждый день пребывания в больнице обходится больше ста долларов. Для всех, стоявших у дверей, это были нереально огромные деньги. Выяснилось также, что пока Елена лежит здесь как бы нелегально, из уважения к отцу Лаврентию. Платить не надо, но и лечить ее, пока не появятся реальные деньги, тоже никто не кинется.
Вот и плакали от бессилия матушка Лали и Элисо:
— Господи, Ты Сам управь! Не отнимай ее от нас!
— Давайте акафист Божьей Матери читать! — предложили Нана, Гочина дочка.
А Варвара по своему греховному обыкновению злилась:
— Не молиться тут надо, а действовать! Почему эти козлы, врачи, ей даже болеутоляющего не дают?!
На нее привычно фыркали:
— Помалкивай. Ты как неверующая! Раз отец Лаврентий ее сюда привез, значит, врачи верующие. Надо просто ждать.
А Варвара уже помчалась к эскулапам — права качать:
— Почему вы ее не лечите? Она от боли уже говорить не может!
Зеленые халаты отфутболили ее с умным видом:
— Мы делаем, что можем.
Как после этого не озвереть? И Варвара понеслась за «тяжелой артиллерией» — Верой. Уж она-то наведет здесь гвардейский порядок. Человек пятнадцать лет в уличной торговле провел, всякое обращение знает. Где надо, и гавкнуть может, плюс в медицине разбирается.
— Ах, скотобаза какая! — разразилась «тяжелая артиллерия» первым залпом, сразу вникнув в суть дела. — Они ее точно в гроб загонят!
И вскоре железные ступеньки старинной больницы, гнулись под ее поступью. Вера рванула дверь в палату, оставив за собой удивленно-испуганных посетителей, упала на обгрызенный стул у койки и заголосила:
— А-ва-ва, это что за беспредел такой! Что с тобой сталось?! И куда Бог смотрит? А? Сколько тварей по земле ползают, и никакая холера их не берет! А-ва-ва, а ты, такой Божий человек, и…
За дверью сестры возмущенно зашипели на Варвару:
— Зачем нам здесь неверующая? Да еще и такая? — намекая на моральные устои Веры.
А Вера вышла, утерла слезы и, оглядев заплаканных сестер, изложила свой стратегический план:
— Значит, так. Я буду уколы делать, чтоб санитаркам даже пять копеек не перепало. Буду жрачку готовить, а эта (кивок на Варвару) таскать. На большее она все равно не способна. Буду раньше всех с утра приходить и врачей за глотку брать. Тут без контроля нельзя!
В общем, кое-как все утряслось. Вера приходила первая, сменяла бессменную ночную дежурную Нану. Дальше приходили по уговору, кто когда мог. Элисо вела переговоры с сыном Елены в Москве на предмет денег. Гоча с Семеном по очереди пасли коз. Дважды в день приходил отец Лаврентий причастить и проведать Елену.
Ко всем приходящим у Елены была одна просьба — постоянно читать акафист, а из съестного приносить виноград. Вот и читали посетители, почти не переставая, акафист. Вера в этом благом деле по неверию не участвовала, шушукалась с Варварой:
— Состав еще тот, я тебе скажу! Я для нее все, что хочешь, сделаю, но вот эти «ижи еси на небеси» выше моих мозгов! А Гоча ничего из себя, видный клиент. Жалко, верующий, а то бы пообщались.
В день операции произошло неожиданное. Варвара была на работе, когда ее выловила Нана и, с перепугу путая грузинские и русские слова, сообщила:
— Елену воруют с операции! Срочно звони ее сыну в Москву!
Варвара набрала номер Элисо и узнала от нее, задыхающейся от слез и обиды, подробности «воровства»:
— Пришла Капитолина с Александро-Невской церкви и переубедила Елену делать операцию. Святые отцы, дескать, не благословляют вскрывать черепную коробку. И Елена отказалась. Мы попытались спорить, и отец Лаврентий как священник пытался воздействовать. Но Капитолина подняла крик: «Вам лишь бы человека под нож положить. Вы убийцы! Зачем привели сюда грузинского священника? Пусть русский батюшка этим делом займется!» Мы стояли, как оплеванные. Это мы-то убийцы? Мы ли ночей не спали из-за Елены? И нас еще в национализме обвинять?
Из трубки доносился долгий тихий плач, потом Элисо продолжила:
— Откуда нам взять русского священника, если их раз-два и обчелся? Кроме того, отец Лаврентий специально к отцу Филарету ходил советоваться. Ты же сама видела, как отец Лаврентий свою паству бросал и к Елене спешил.
— Что же вы ей морду не набили за поклеп на батюшку? — разъярилась экстремистка Варвара. — С Елены спрос не велик. У кого крыша не поедет перед лицом смерти?
— Что ты, — убито отвечала Элисо. — Мы просто онемели от обиды. Капитолина тут же забрала Елену к себе домой. «Я, — говорит, — буду ее мазями лечить». Но это не поможет. Опухоль огромная. Сама не рассосется. Теперь не знаем, что делать. А Вера сказала, что будет ездить к Капитолине домой и делать Елене болеутоляющие уколы. Сама-то, самоучка с мазями, не умеет.
Через две недели из Москвы приехал сын Елены и, поговорив с врачами, повез мать на операцию в ту же больницу. Несмотря на обиду, у дверей операционной собрались все участники этой истории. Варвара с удивлением узрела рядом с отцом Лаврентием «пропавшего» маляра Вову. Он, как ни в чем не бывало, рассказывал:
— Я, как тогда с горы ушел, набухался где-то и попал в аварию. Меня Елена еще до этого предупреждала: «Бросай пить, а то пошлет тебе Господь испытание, чтобы отвести от греха». В общем, попал я в больницу без сознания. Там как узнали, что у меня никого нет и платить за меня некому, — так не то, что врачи, даже санитарки ко мне не подходили. Елена и Гоча каким-то макаром узнали про меня и пришли. Елена каждый день меня кормила и обмывала, а Гоча с врачами разбирался, чтоб они меня хоть как-нибудь да лечили. Короче, собрали меня по кускам. А теперь во какое дело: ей самой плохо, а я ничем помочь не могу.
Варвара, слушая маляра, напряженно пыталась вспомнить, кто это так точно и будто про Вову сказал: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется».
Как только Елена отошла от наркоза, к койке хлынула куча народа. Открылся один глаз, и слабая улыбка появилась на бескровных губах.
— Дорогие мои! — голос то и дело прерывался. — Я молилась перед операцией: «Господи, молитвами Богородицы и всех любящих меня людей продли мне жизнь!» И вот я с вами.

---
Мой электронный адрес:
shelgova собачка яндекс точка ру


Все сообщения в этой теме:

Яндекс цитирования

Дорогие братия и сестры!
Просим ваших святых молитв за рабов Божиих, благодаря чьим безвозмездным усилиям существует и развивается наша КЕЛИЯ:
Александр, Роман, Александр, Наталия, Лев
Спаси Господи!

Проект основан 19 мая 2006 года